Вопрос – Ответ: Как человек выбирает в кого влюбиться?

Почему именно он или она?! Каждая встреча, из которой рождается любовь, кажется нам результатом чудесных совпадений. На деле выбор предопределен предшествующим ходом нашей жизни…

Почему мы встречаем тысячи людей, а любим лишь одного? Почему Марина и Илья, проработав вместе три года, взглянули друг на друга новыми глазами только сейчас? Что толкает Елену в объятия Михаила, когда, казалось бы, так много факторов их разделяют: и возраст, и образование, и социальное положение… Случайность ли это? Конечно нет, даже если каждое знакомство кажется результатом цепочки совпадений. «В душе каждого из нас существует набор критериев, – поясняет психоаналитик Татьяна Алавидзе. – Мы не всегда можем ясно их сформулировать, но они тем не менее определяют наш выбор». Зигмунд Фрейд первым высказал мысль о том, что мы встречаем только тех, чей образ уже существует в нашем бессознательном. «Найти объект любви – в конечном итоге значит обрести его снова» – именно так можно сформулировать закон взаимного притяжения людей. Марсель Пруст имеет в виду то же самое, говоря, что сначала мы рисуем человека в своем воображении и только потом встречаем его в реальной жизни. «Партнер притягивает нас потому, что с детства словно живет внутри нас, – уточняет Татьяна Алавидзе. – Следовательно, прекрасный принц или принцесса – это человек, которого мы ждали и «знали» уже давно».

Уйти от одиночества

Не обязательно быть социологом, чтобы констатировать: наши шансы встретиться значительно возрастают, если мы учимся на одном факультете, работаем в одной компании, живем в одном районе, ходим в один фитнес-клуб… Но все же любовь – более тонкая материя. «Встречу двух людей обуславливает их прошлое, – подтверждает психотерапевт Жан-Жорж Лемер Qean-Georges Lemaire). – Партнер притягивает нас прежде всего потому, что он или она резонирует с ребенком, которым мы были раньше и который продолжает жить внутри нас». Именно поэтому нам кажется, будто мы давно знакомы с тем, кого полюбили лишь недавно. «В основе этой любовной связи -ностальгия по самой первой, материнской любви», – говорит Татьяна Алавидзе. Мужчины и женщины, все мы во взрослой жизни бессознательно стремимся вновь пережить эмоциональную связь с матерью, которая оставляет в нас неизгладимый след. «Для маленького ребенка отношения с матерью эквивалентны жизни, – комментирует психоаналитик Лола Комарова. – Никакие другие никогда не будут такими же значимыми. Детский иррациональный страх остаться в одиночестве влечет за собой потребность в тесной связи с другим человеком, которая сопровождает нас всю жизнь. Может возникнуть и такая фантазия: если я останусь маленьким, беспомощным, другой меня не покинет». Именно поэтому 23-летняя Юля выбрала Бориса: «Я обожаю пробовать блюда, которые он с любовью готовит для меня. Я вижу, что он обо мне по-настоящему заботится, и только рядом с ним я чувствую себя действительно защищенной».
«В нас живет желание быть понятыми, и это тоже связано с отношениями ребенка и матери, – поясняет Лола Комарова. – Жизнь младенца зависит от того, хорошо ли мать чувствует его желания, понимает ли она его без слов. И если у нас не было таких отношений в детстве, мы будем стремиться найти человека, который нас поймет. И можем даже попасть в эмоциональную зависимость от своего партнера». «Я не могу расстаться с Игорем: мне страшно остаться одной», – признается 30-летняя Нина. «Дефицит любви в этом случае становится «крючком», от которого трудно освободиться, – говорит экзистенциальный психотерапевт Светлана Кривцова. – Очень часто отношения таких людей практически «слепы», их можно определить словами: «Мне так нужна твоя любовь, что я не хочу задумываться, нужна ли тебе моя».

Тот, кто меня дополнит

Мы вкладываем в отношения слишком много надежд, мы мечтаем о том, чтобы они были безупречными, идеальными. И, не осознавая этого, ищем партнера, похожего на человека, которым мы хотели бы быть или который имеет все то, чего бы мы пожелали себе. Иными словами, мы ищем зеркало, которое отражает позитивный образ нас самих. Именно это чувствовала 28-летняя Ника, когда встретила Александра: «Он был прекрасен: богатый, веселый, уверенный в себе. У него было все, чего так недоставало мне, а главное – у него была семья, отец и мать, о которых я в своем детдомовском детстве могла только мечтать. Я подумала: раз меня любит такой замечательный человек, значит, я и в самом деле чего-то стою». «Любовь невозможна без идеализации другого, – уверен Жан-Жорж Лемер. – Если объект любви прекрасен во всем, то и любящий чувствует себя счастливым и всемогущим».

Поиск Эдипа

С точки зрения классического психоанализа в зрелых отношениях партнер всегда соотносится с образами наших родителей. Иногда одно лишь созвучие имени, взгляд или улыбка, которые напоминают взгляд, улыбку матери или отца, способны вызвать в нас бессознательное влечение к человеку. «В этом проявляется так называемый поиск Эдипа, безотчетное стремление вновь ощутить силу той первой и самой сильной любви к матери или отцу, – объясняет Татьяна Алавидзе. – Когда же мы сознательно пытаемся выбрать «неродителя» – женщину, непохожую на мать, мужчину, непохожего на отца, – это лишь подчеркивает актуальность внутреннего конфликта и демонстрирует стремление разрешить его от противного». Так, 34-летняя Анна, дочь благополучного университетского профессора, влюбилась в бесшабашного рок-музыканта. «Выбрав партнера, который радикально отличается от образа отца, она бессознательно защищает себя от эдиповой модели отношений (при которой возникает угроза инцеста)», – говорит Лола Комарова.
Было бы наивно полагать, что образ партнера накладывается на образы наших реальных матери или отца. На самом деле он совпадает с тем бессознательным представлением о них, которое у нас сложилось.

Дать то, чего у нас нет

В любви мы желаем получить то, чего получить не можем, а именно чувства, связывавшие нас с объектами наших прежних привязанностей. Мы хотим вновь насладиться той радостью, которую они нам дарили, или залечить те раны, которые нам нанесли. Но, ожидая, что кто-то другой сможет восполнить то, что мы некогда недополучили, мы питаем ложную надежду. 19-летний Александр полюбил Ирину, которая старше его на 16 лет. Его друзья не понимают этой связи, из-за которой Саша перестал встречаться с ними по вечерам. Но в отношениях с Ириной молодой человек ищет не только нежности и понимания – ему необходимы строгость и чувство защищенности, которые Александр недополучил в детстве и которые (он надеется) она подарит ему.

Быть готовым к главной встрече

В нашем знакомстве задействованы не два человека, а как минимум шесть: с одной стороны, я, мама и папа, с другой – ты, твоя мать и твой отец. Плюс еще несколько наших предков, первая любовь в детском саду, любимый дядя или двоюродная сестра, игравшие с нами в детстве… В силу этих не осознаваемых нами влияний притяжение, ощущение близости не всегда преобразуется в долгую любовную связь. А иногда даже и притяжения не возникает, потому что мы встретились просто не вовремя – не были в это мгновение готовы к любви, внутренне не освободились от предыдущего романа. «Каждый вступает в любовные отношения, неся в себе собственную жизненную ситуацию, – говорит Светлана Кривцова. – И для одних искра новой любви – это благо, а для других – грустный отзвук упущенных возможностей: жаль, что мы с вами не встретились несколько лет назад… Впрочем, бывает и так, что позже этим людям все же выпадает шанс встретиться вновь». Марине и Илье, с которых мы начали эту историю, повезло: им даже не пришлось расставаться. Просто через три года работы бок о бок они вдруг увидели друг друга по-настоящему. Наверное, пришло их время!

Танец вдвоем

Мы жаждем внимания, нежности, страсти… Но вот вопрос: готовы ли мы на самом деле все это богатство принять?

«Близость страшит многих из нас, – объясняет клиент-центрированный психотерапевт Марина Хазанова. – Подлинные отношения действительно рискованны: мы открываемся другому человеку, но совпадения с ним может не произойти и это причинит боль». Именно поэтому так часто мы избегаем глубоких отношений. Но возможно ли любить, отдавать, если не разрешаешь себе получать удовольствие, принимая? «По-настоящему взрослые, зрелые любовные отношения напоминают танец вдвоем, – говорит психотерапевт. – Партнеры движутся вместе, в такт общей музыке, но в то же время имеют возможность меняться местами, отступить в сторону или сделать шаг вперед. Любовь, которую отдаешь и получаешь, лишь расширяет границы в результате такого чередования». Многие умудренные жизнью люди на склоне лет спрашивают себя: «Удалось ли мне полюбить? Смог ли я передать силу своих чувств моему спутнику жизни? Смог ли сам радоваться его чувству?» Всю жизнь мы учимся отдавать и принимать, для того чтобы в результате иметь возможность сказать себе: «Как прекрасно чувствовать любовь!» В обоих смыслах этой фразы.