Панкреатит хронический

Где-то в 50-55 лет у меня началось воспаление поджелудочной железы. Лекарственные препараты снимали боли, процесс несколько затухал, но УЗИ показывало наличие хронического панкреатита. И я стала принимать курсами по 1 месяцу топинамбур.Покупала на рынке топинамбур, когда это не удавалось, пользовалась таблетированным топинамбуром. И теперь УЗИ уже не фиксирует этой болезни. Если повышается сахар (у меня до 6), то я сразу же провожу курс лечения.Сейчас люди научились консервировать, замораживать топинамбур, таблетировать. Топинамбур очень трудно хранить (за что и пострадал академик Вавилов). Не следует осенью его весь выкапывать, он хорошо сохраняется в земле, и как только сойдет снег, его надо выкапывать весной и использовать.У некоторых людей он вызывает послабления и бурления кишечника. Все индивидуально. Сейчас много безвредных препаратов, которые могут снять эти симптомы.

Нефрит

У меня нефрит в одной из самых тяжелых его форм. Истоки заболевания относятся к 1943 году: мы собирали перезимовавшие в поле колоски и отравились; помню, погибло много семей. Я выжил, но не излечился. Из медицинских справочников узнал, что с болезнью, да еще в такой форме, человек может прожить только 8 лет. Что творилось в моей душе?! Не передать словами.Первой, кто подал мне надежду, была лечащий врач. Благодарен ей всю жизнь. Она спросила: “Тебе хочется кислой капусты?”. Я сказал: “Да”. “Так покушай немного. И можно есть все, только аккуратно, помалу”. А ведь мы были на строжайшей диете, запрещающей соленое, — все знают, что соль почечникам противопоказана!Мне надо было жить, растить детей. Женился я рано, в 20 лет. У нас уже подрастал сынишка. Шло время. Через два года родилась дочь, а еще через два — второй сын. Теперь умирать я и вовсе не имел права, жена серчала, когда заговаривал на эту тему. Кто будет содержать семью, воспитает детей? Эти вопросы мучили и меня.И вот я вычитал, что справиться с моим заболеванием можно, живя в местности с сухим климатом. Неплохо, например, полечиться в санатории в туркменском городе Байрам-Али. Путевку достать не смог и в 1966 году поехал дикарем. Поселился на квартире, питался в диетической столовой, ходил на лекции в санаторий. Прожил там полтора месяца и вернулся домой. Отработал год, а на следующий, 1967-й, уехал в Байрам-Али со всей семьей. Снял одну комнату у старушки, спали всей семьей на полу, осенью сын пошел в первый класс. А я постепенно отстроил там жилье, одновременно три года учился в вечерней школе, получил среднее образование.Может, кто и не поверит, но я жизнь прожил нормально, занимался спортом, есть дипломы, постоянно работал физически, четыре раза награждался медалями ВДНХ. Отпуска проводил в поездках по России. И главное, чувствую, что и сейчас нужен детям и внукам.На своем опыте утверждаю: судьба выносит приговор, но в наших силах добиться помилования. Если у вас нефрит, даже с таким убийственным прогнозом, какой был у меня, не отчаивайтесь, не паникуйте, а продумайте свои действия, боритесь, и победа будет за вами.